Автономная усадьба
lesovedenie
Вот уже почти десять лет, как мы на нашем Лесном стационаре, приписанном к Институту Лесоведения РАН, совершенствеум и доводим до ума "автономный дом", или "автономную усадьбу". Эта идея родилась в 2001-2002-м годах, когда нас отрезали от электричества. Своя вода из колодца, свои дрова для топки печей и свое электричество (солнечные панели и ветряк, расположенные на 25-метровой вышке) - это краеугольные камни автономного существования нашего Лесного стационара. Мы пытаемся внедрить в жизнь идею органичного сосуществования человека с природой. Здесь мы предлагаем вам небольшое путешествие по нашему стационару.
https://dl.dropbox.com/u/53905976/%D0%BF%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BC%D1%8B5000/%D0%A2%D0%98%D0%A2%D0%A3%D0%9B_out.swf

Осеннее утро в окрестностях Лесного стационара
lesovedenie
утро01

Осенний каштан
lesovedenie
каштан1

Пейзаж номер 004.Речка в лесу.
lesovedenie
пейзаж 004

Сюжет кинкомпании "Мир" о нашем Лесном стацинаре
lesovedenie

Пейзаж 003.
lesovedenie
пейзаж 003

Приморские травы: качим метельчатый и вейник морской
lesovedenie
03

Про бифентрин, резистентность к нему и про другие препараты
lesovedenie
  1. Необходимо посмотреть насколько быстро возникает резистентность при применении других препаратов. Это были и дусты, и гексахлорциклогексан, и какая-то фторорганика была. Хорошо бы сравнивать бифентрин в ряду других препаратов – через какое время может возникнуть резистентность, сколько поколений жука для этого необходимо. По сути своей резистентность может возникнуть лишь при массовом, сплошном применении препарата, когда его воздействию подвергается если не вся популяция, то значительная ее часть. Мы работаем очень локально, хорошо если с 1 процентом от общей массы пораженного леса, а основная масса вредителя плодится на площадях Гослесфонда, где вообще не идет речи о бифентрине и, соответственно, о резистентности к нему. На наш взгляд прошло достаточно времени, чтобы оценить есть привыкание или его нет. Применять бифентрин начали с 2002-го года. Прошло 10 лет. За 10 лет могло бы возникнуть привыкание, если бы мы имели дело с лабораторной замкнутой системой. Но мы имеем дело с открытой природной системой, где идет постоянная подкачка новых особей из огромной популяции короеда, типограф мигрирует (что описано у Маслова). Текущая вспышка 2010-2012 годов показала, однако, что бифентрин является основным действующим веществом, которое применяют все арбористы; все заказчики знают, что используется бифентрин, все, кто лезет на дерево с опрыскивателем, используют бифентрин. Но, к сожалению, слишком еще мала выборка, статистики нет. Тем не менее в этом году были случаи заселения короедом-типографом обработанных бифентрином деревьев. Однако строго приписать такие случаи появлению резистентности невозможно, поскольку в качестве опрыскивания ствола велико значение человеческого фактора. Отработка вредителем, как мы уже писали, вот уже 8-9 лет начинается с верхней части ствола, самой трудной для опрыскивания. Трудно требовать от ребят, чтобы они поднимались на диаметры меньше 10 сантиметров, а именно с таких диаметров начинается внедрение жука. Это первый момент. Второй момент. Дерево погибает не от того, что его прогрыз короед, дерево погибает от грибной инфекции.  Прогрызает отверстие в дереве самец, а самка малоуязвима. Весь удар нашего яда берет на себя самец. Самка заползает в отверстие, гораздо меньше подвергаясь воздействию яда. А попав под кору и прогрызая ходы, самка находится вне зоны действия бифентрина. Поэтому странно предполагать, что у потомства возникнет устойчивость к бифентрину; надо задать себе вопрос: как она может возникнуть?

В этом году мы наблюдали повторное проникновение жука в летные отверстия: сначала мы обрабатывали ствол, после этого видели мертвых жуков, и, тем не менее, в эти же отверстия потом опять заселялись жуки. Кто это был – самка или самец? Трудно сказать. Но факт остается фактом: рядом с мертвыми жуками были живые жуки.

Так что на сегодняшний день ответ такой: резистентность – скорее теоретическое, спекулятивное понятие, для подтверждения ее возникновения нужна кропотливая научная работа. Мне кажется, что она вообще не может возникнуть, учитывая биологию вредителя.

  1. Касательно имидоклоприда. Тут тоже надо все проверять. Если имидоклоприд при инъекциях идет в ствол, попадает в крону, то мы все равно не отвечаем на вопрос, проходит ли он в луб при горизонтальном переносе из ксилемы во флоэму или же при оттоке ассимилятов из кроны вниз. И если продукты разложения имидоклоприда являются некими стимуляторами для растения – это прекрасно, но типографа имидоклоприд убивать не будет, вот о чем идет речь. У меня возникают сомнения по поводу подъема этого яда с ксилемным током у смоловыделяющих хвойных, это нужно проверять в наших условиях опять-таки с помощью кропотливых научных исследований. Если у jabberwocky есть возможность проверки действия разных препаратов – очень хорошо, пускай приезжает, мы будем сотрудничать, пробовать. Так как мы коммерческая организация, то надо четко обозначить цель наших исследований. Одно дело, если мы боремся с хвоелистогрызущими вредителями – здесь вполне был бы применим имидоклоприд, но является ли это коммерчески выгодным? На мой взгляд, пока что нет. Стволовые вредители, которые в своем развитии затрагивают древесину – да; но как и сколько работает имдоклоприд в стволе – мне неизвестно. Говорить, что он через 2 недели разлагается – также не уверен; как правило все яды разлагаются на свету; поведение имидоклоприда в тканях, вне воздействия света и кислорода – непредсказуемо.

В целом, по своему опыту, я бы брал для борьбы со стволовыми вредителями «долгоиграющие» препараты. Те, которые запрещены «зелеными» и всякими конвенциями. Запрет долгоживущих препаратов, на мой взгляд, - некоторое лукавство с точки зрения фирм-производителей. Если мы делаем инъекцию в ствол и если мы уверены, что этот препарат останется в стволе и не пойдет дальше никуда – он не принесет природе вреда. Если он будет держаться в стволе 10-15 лет, то он будет лишь прививкой для здоровья дерева, и в конце концов, когда дерево через 50-100 лет будет умирать, от препарата уже останутся лишь следовые количества. Наверняка есть такие препараты, хорошо себя зарекомендовавшие и ныне запрещенные. Я считаю большой ошибкой запрет на них; для дерева они могли бы стать серьезным подспорьем в борьбе с вредителями.

Чем хороши инъекции, что любое опрыскивание убивает все и вся, и оно всегда будет наносить определенный вред экосистеме. Одно дело, когда мы пользуемся формалином в морге, а тут живая среда, и мы наносим по ней химический удар. Это химическая война. Конечно, не так, как с самолета. Конечно, не так, как бить брандспойтом с земли. Опрыскивание по стволу, безусловно, наиболее щадящий химический удар. Но максимально щадящий способ – это инъекции. Препарат применяется к объекту с минимальными потерями.

А пока что – опрыскивание бифентрином. Препарат оптимальный и по стойкости, и по минимальному вреду для человека; я думаю, что пока бифентрин будет широко использоваться.

Короед-типограф: эпидемия продолжается
lesovedenie

Интервью с лесопатологом Григорием Акатовым.

- Как вел себя короед-типограф этим летом?

- Мое мнение таково: в 2012 году короед по фазам своего развития и начала вылета придерживался среднестатистических сроков по Московской области. Первый его вылет был отмечен 24 апреля. Это был вылет из опушечной части леса и вообще прогреваемых стаций, прогреваемой части стволов. Вылетали короеды, зимовавшие в стадии жука. В период с 24 апреля по 29 апреля он интенсивно покидал лесную подстилку на опушках и стволы заселенных деревьев.

- То есть в стволах он не вымерз зимой?

- Нет, не вымерз, поэтому его и было так много. А затем, в течение майских праздников, примерно до 9-го мая, наступила пауза, жук не летал в связи с плохой погодой. Второй раз жук выстрелил в районе 9-10 мая. Это было родительское поколение, и этот период можно назвать пиком его лёта. Как ему и положено, во время лёта он внедрялся в деревья; внедрение происходило с разницей примерно 10 дней: сначала внедрялись жуки, вылетевшие в апреле, а затем – те, что в мае. Четко прослеживалась закладка сестринского поколения жуками, вылетевшими в мае.Читать дальшеCollapse )


Эффективность инъекций в ствол дерева. Интервью с Александром Гурцевым. Часть 2.
lesovedenie

- Возвратимся к инъекциям.

- Теперь возвратимся к инъекциям. В те годы методика и продукция фирмы Mauget была одной из единственных. Она уже серийно выпускалась, ты мог пойти и купить их бутылочки, забивать их молотком в ствол и получать или не получать результат. Хотя на рынке быстро появились и другие фирмы: ArborSystems, Arborjet и другие. Мы, как я говорил ранее, тоже в этом направлении что-то пытались придумать.

Почему же мы все-таки отказались тогда от наших кустарно сделанных капельниц, шприцов и всего прочего? А причина простая, причина кроется в биологии короеда-типографа.

Если мы посмотрим на продольный срез дерева, то что мы увидим? Мы увидим: снаружи находится кора. Защитный слой, без которого дерево жить не может. Это пробковый слой, защищающий дерево от внешней среды. Он плохо или почти не пропускает воду, он плохо пропускает воздух, он сглаживает внешние температурные перепады, и всё это позволяет теплиться внутри дерева жизни. Затем, под корой находится луб, или флоэма, а после нее - камбиальный слой, самый тоненький. И этот слой есть самое средоточие жизни в стволе. Не будет камбия – не будет расти дерево. Камбий постоянно трудится: откладывает клетки, одни – наружу, другие – вовнутрь. Внутрь откладывается древесина, или, как называют ученые ксилема, а наружу откладываются клетки флоэмы. По ксилеме идет поток воды от корней в кроны, а по флоэме идут потоки ассимилятов из кроны вниз. Таким образом, в этой тонкой части, в этой пленке сосредоточена вся жизнь дерева.

Наши короеды поселяются в этой наиболее уязвимой части дерева. Они не лезут в древесину; они втачиваются в кору и поселяются в лубе, этом уютном месте. Там у них вдоволь питательных веществ, и они там спокойно выводят свое потомство.

Поток воды по ксилеме от корней в крону идёт довольно быстро, и идёт он вертикально вверх по стволу. Горизонтального переноса воды почти не происходит, он составляет  доли процента. Это первый важный момент. Второй момент: когда мы протыкаем у дерева ксилему (любым способом), то происходит обрыв водяных нитей, которые как туго натянутые струны идут по трахеидам в ксилеме. И наступает эмболия, закупорка сосудов. Эмболия, кстати, может возникать и по причине засухи, а мы знаем, что вспышки типографа приурочены именно к засухам. Оборванная водяная нить воду уже не тянет, потому что падает давление, составляющее большие величины,Оборванная водяная нить воду уже не тянет, потому что падает давление, составляющее большие величины, до нескольких десятков атмосфер, согласно Крамеру (Крамер, Козловский. Физиология древесных растений). Но трахеид в ксилеме очень много, и вода поступает вверх по другим, ненарушенным клеткам. А нарушенный участок закупоривается, и дерево его просто вычеркивает из своей жизни. И вот, когда мы, делая инъекции, протыкаем ксилему, то мы можем с большими условностями предполагать, что наш препарат подхватится водным потоком и пойдет вверх, к кроне. Если это произойдет, то нам сильно повезет. Поэтому, если мы просверли отверстие в стволе и затем вставим наш инжектор, то вероятность успеха мала. Ведь когда мы просверливаем отверстие, то внутрь попадает воздух и движение воды в этом месте прекращается. Именно поэтому, скорее всего, нас постигла неудача в наших попытках с мочеточниками, шприцами и т.д.Читать дальшеCollapse )


?

Log in

No account? Create an account